RusEng
Карта сайтаE-mail

Федеральные СМИ
Новости компании
События
Архив пресс-релизов
Федеральные СМИ
Региональные СМИ
УГМК-Холдинг.Вести
Корпоративный журнал УГМК
Фотогалерея УГМК
Проекты

Федеральные СМИ


24.05.06 | НИИ за пазухой

В советское время инвестиции в технологии были одним из важных направлений политики государства. К примеру, на Новолипецком металлургическом комбинате (НЛМК) впервые в мире была освоена технология непрерывной разливки стали. А в 1986 году пущен в эксплуатацию на тот момент крупнейший в Европе специализированный цех прокатки динамкой стали. Во многом благодаря именно советским разработкам НЛМК до сих пор является наиболее технологически оснащенным и рентабельным комбинатом. Даже в неудачном в плане рыночной конъюнктуры 2005 году его рентабельность составила 47%.

В период массовой приватизации, с 1995 по 1999 год, финансирование науки оставалось фактически на нулевом уровне. Новым собственникам заводов было либо не до НИОКР, либо просто не было денег на покупку технологий. Как рассказали Business Guide на "ВСМПО-Ависме", именно по этой причине корпорация, которую возглавил выходец из Всероссийского института авиационных материалов (в то время профильный НИИ для производителей титана) Владислав Тетюхин, начала заниматься инновационными разработками и продолжает это делать до сих пор.

Зато у алюминщиков и медников есть собственные НИИ. Так, в Сибирско-Уральскую алюминиевую компанию (СУ АЛ) входят СибВАМИ и "Уралалюминий". Владельцы СУАЛа купили 20% акций СибВАМИ почти одновременно с покупкой Иркутского и Уральского алюминиевых заводов в 1994 году, а в 2001 году стали его мажоритарными акционерами (около 90% акций). "Технологии - это самое ценное в алюминиевой отрасли", - объясняют свою стратегию в СУАЛе. Владельцам ГМК "Норильский никель" даже тратиться на науку не пришлось: отраслевой институт "Гипроникель" перешел к ним вместе с активами компании (он был включен в состав ГМК в ходе подготовки к приватизации предприятия). ОАО "Русский алюминий" ("Русал") получило 23% акций ОАО "Всероссийский алюминиево-магниевый институт" (ВАМИ) вместе с Красноярским алюминиевым заводом. А в 2003 году "Русал" довел свой пакет в ВАМИ до 90%.

Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) долго пыталась купить институт "Унипромедь". Однако получить контроль над ним так и не удалось - этому воспротивилось руководство НИИ. Сейчас в состав УГМК входят два других института - научно-исследовательский и проектный институт обогащения и механической обработки полезных ископаемых "Уралмеханобр" и томский НИКИ, который выполняет заказы не только для УГМК, но и для угольных компаний Кузбасса, и даже для АЛРОСА.

У сталелитейных компаний ситуация иная. Например, "Северсталь" предпочитает делать заявки сторонним НИИ, а часть проектов разрабатывать силами собственных специалистов. "Мечел" также принципиально отказался от идеи покупки НИИ, сочтя это непрофильным активом. Зато у Evraz Group их три - Уральский институт металлов, "ИЦ-Проект" и "Ником-Проект". Под контролем Магнитогорского меткомбината (ММК) два НИИ - "Магнитогорский Гипромез" и НПО "Автоматика". "Наличие собственного института, который проектирует оборудование, выгодно, потому что он в курсе всех наших проблем и требований и оперативно решает поставленные задачи", - рассказали в ММК. Впрочем, у всех меткомпаний есть штат научных сотрудников и лаборатории для проведения испытаний.

При этом по масштабам коллектив ученых, работающих в интересах комбинатов, иногда достигает уровня среднего НИИ. Например, в центральной лаборатории комбината "Уральская сталь", входящего в ЗАО "Металлоинвест", работает больше 400 человек. Столько же сотрудников, например, в Московском институте стали и сплавов (МИСиС).

САМ СЕБЕ ИНСТИТУТ

У цветных и черных металлургов разные подходы к разработке ноу-хау. Большинство сталелитейных компаний использует смешанную систему приобретения разработок. По словам заместителя технического директора ОАО "Северсталь" Александра Немтинова, зарубежные технологии, как правило, покупаются в комплекте с импортным оборудованием (см. интервью с господином Немтиновым). Научные сотрудники комбината занимаются главным образом теми разработками, которые компания считает стратегическими и конфиденциальность которых она хотела бы сохранить.

Пользуются металлурги и услугами независимых российских НИИ. "Часто заводы к нам обращаются при возникновении вопросов налоговых органов к системе налогообложения хозсубъектов, - рассказывает начальник отдела мониторинга научных разработок МИСиСа Юлия Красильникова. - Например, предприятие показало необоснованно высокие затраты при производстве стали и нас просят провести экспертизу, чтобы просчитать реальные издержки". Впрочем, по словам госпожи Красильниковой, подозрения налоговиков, что статья НИОКР может использоваться в целях оптимизации налогообложения, необоснованны, поскольку затраты на разработки относительно невысоки, а на внедрение технологий уходит много времени.

Металлурги говорят, что разработка собственных технологий - вынужденная мера. К примеру, по словам заместителя инжинирингово-строительного дивизиона "Русала" Виктора Манна, лицензия на право использование электролизера, работающего на силе тока 300 кА, стоит около $100 млн..

"Русал" уже запустил электролизеры, работающие при силе тока 300 и 400 кА, и разрабатывает электролизер, который работает на высокой плотности тока (так называемый РА - 500). Кроме того, "Русал" начинает выходить на рынок продажи технологий с собственными разработками. Как рассказал Виктор Манн, сравнительно недавно компания продала индийской алюминиевой компании Nalco технологию по управлению процессом электролиза алюминия (см. интервью с господином Манном).

В УГМК говорят, что "без российских ученых обойтись просто невозможно". По словам заместителя технического директора компании по металлургии Геннадия Скопова, УГМК пыталась использовать западные технологии для выделения меди и цинка из руды на стадии обогащения. "Но подобная проблема существует в основном в России, и западные ученые нам не смогли помочь", - констатировал господин Скопов. УГМК разрабатывает новую технологию вместе с российскими учеными, она уже прошла стадию лабораторных исследований. Однако другой игрок медного рынка - Русская медная компания (РМК) - считает, что научный потенциал российских НИИ невысок, поэтому новые технологии предпочитает получать на Западе. При строительстве Новгородского металлургического завода РМК использовала технологию финской Outokumpu. "Завод построен на основе концепции и технологии финской компании, что впервые в отечественной практике позволяет в рамках одной цепочки провести переработку и богатых, и бедных медных ломов с получением высококачественной катодной меди марки МООК", - поясняют в РМК. Второй пример - запуск РМК комплекса "Уралгидромедь" для разработки истощенного Гумешевского месторождения меди на Урале. Проектировщиком и подрядчиком при строительстве также выступала Outokumpu. Комплекс работает по гидрометаллургической схеме, которую разрабатывала сама РМК и британская SNC-Lavalin Europe Ltd.

ВЛОЖЕНИЯ В ЗАВТРА

При всем разнообразии стратегий в НИОКР металлурги сходятся во мнении, что если не вкладывать средства в технологии сейчас, то через несколько лет компании угрожает потеря конкурентоспособности. Правда, объем своих вложений в НИОКР готовы назвать немногие меткомбинаты. Наибольшую открытость продемонстрировали представители цветной металлургии. В "Русале" говорят, что за последние три года инвестировали в НИОКР $28, 33 млн., в 2006 году планируется вложить $34, 06 млн.. С 2007 по 2010 год "Русал" собирается инвестировать в науку еще около $42 млн.. В СУАЛе говорят, что за последние пять лет потратили на НИОКР больше $25 млн. и не намерены сокращать финансирование. В "Норникеле" размер расходов на инновации не называют, однако согласно стратегии развития производства до 2015 года, акционеры ГМК собирались в 2003-2005 годах вложить в НИОКР около $30 млн..

Сталевары раскрывают данные о своих вложениях в НИОКР неохотно, зато они готовы посчитать полученный экономический эффект. Так, ЗАО "Металлоинвест", за два года затратив на разработку новых технологий подготовки железорудного сырья около 15 млн. руб., получило отдачу в 80, 5 млн. руб. Вложения в НИОКР ММК в последние три года должны обеспечить 242 млн. руб. экономии. "Мечел" от запуска на Челябинском меткомбинате шестиручьевой сортовой машины непрерывного литья заготовки (поставленной Danieli) сэкономит более $15 млн. в год за счет снижения себестоимости товарного проката рядовых и углеродистых марок стали. "Применение инновационных технологий позволяет, как правило, сократить окупаемость проектов на полгода-год при типичных сроках окупаемости в целом три-пять лет", - говорят в Evraz Group.

Зачастую собственные технологии помогают компаниям вытеснить с внутреннего рынка иностранных поставщиков. Например, внедрение "Северсталью" технологии производства подката из стали прочностью Х-70, позволило Выксунскому метзаводу Объединенной металлургической компании наладить выпуск труб большого диаметра из отечественной заготовки (раньше этот подкат на российский рынок поставляли только иностранне производители). По оценкам "Северстали", эффект от импортозамещения составил около $2 млн..

Между тем чиновники полагают, что затраты металлургов на НИОКР все равно малы. По оценкам Министерства науки и образования, в 2004 году они вложили в технологические инновации 26, 2 млрд. руб., причем инвестиции в собственно НИОКР составили всего 3, 1% (81 млн. руб.), а 80% средств пошло на приобретение оборудования, главным образом импортного. Для примера: Arcelor (выплавляет около 50 млн. т стали в год) в 2005 году затратил на исследования и разработки ?140 млн., а с учетом совместных проектов - ?180 млн..

По словам замминистра образования и науки России Дмитрия Ливанова, металлурги проигрывают и в сравнении с другими отраслями промышленности. "Удельный вес инновационно активных организаций в этой отрасли, по данным на 2004 год, составляет 11, 4%, - отмечает господин Ливанов. - Аналогичный показатель для нефтяной отрасли - 30%, производства электрооборудования и транспортных средств - 26%". По мнению чиновника, у металлургов просто нет стимула для вложений в науку, поскольку "за счет относительно дешевого сырья и низких тарифов на электроносители они и так могут сохранять высокий уровень конкурентоспособности своей продукции".

Но государство готово стимулировать технологическое развитие отрасли и обещает сформировать в 2007 году бюджет на эти цели. "Он будет создаваться в рамках федеральной целевой программы, осуществляемой Федеральным агентством по науке и инновациям, - поясняет господин Ливанов. - Правда, отбор инновационных проектов для государственного финансирования будет осуществляться на конкурсной основе".

Источник: Коммерсант-Металлургия

назад | версия для печати

переслать ссылку коллеге

Материалы сайта доступны по лицензии
Creative Commons «Attribution-ShareAlike» 4.0 International