RusEng
Карта сайтаE-mail

Региональные СМИ
Новости компании
События
Архив пресс-релизов
Федеральные СМИ
Региональные СМИ
УГМК-Холдинг.Вести
Корпоративный журнал УГМК
Фотогалерея УГМК
Проекты

Региональные СМИ


14.04.03 | Только в России работают мартеновские печи

Интервью гендиректора УГМК-Холдинга Андрея Козицына

- Металлурги заинтересованы в переходе на выпуск продукции высокого передела?

- Разумеется. И практически все металлурги этим уже занимаются, так как от этого зависит - будем мы конкурентоспособны или нет. Потому что, если не мы, то внутренний рынок будет осваивать кто-то другой. Сейчас для металлургического комплекса самый важный этап - переход на высокие технологии, переход производства на евростандарт. Где еще в мире -есть мартеновские печи? Только на российских предприятиях они еще работают. Это очень затратное производство, надеюсь, через 2-3 года этих агрегатов уже не будет. Переход на новые технологии позволит поменять структуру затрат. Это принципиально.

-Что должно стать следующим этапом?

- На следующем этапе нужно хорошо изучить структуру рынка, его потребности. И в зависимости от этого предприятие сможет использовать те или иные технологии на определенный вид продукции: прокат, сплавы и т.д. Так будет строиться структура рынка.

- Активно происходят эти процессы?

- Думаю, все металлургические предприятия находятся примерно в одинаковой ситуации: кто-то чуть быстрее: кто-то чуть медленнее развивается. Безусловно, есть лидеры. В Свердловской области в черной металлургии это НТМК, скоро они запустят 4-ю линию. Активно реконструкцией занимается Металлругический холдинг, наш (УГМК- Ъ). Серовский металлургический завод и другие наши предприятия. В трубной отрасли лидеры, безусловно, предприятия ТМК.

- На фоне других металлургических предприятий как выглядят свердловские?

-Уровень примерно одинаковый. Все прекрасно понимают: если сейчас не займутся модернизацией - завтра у них не будет права на жизнь. Но здесь есть такой нюанс. На сегодняшний момент большинство предприятий находятся в неравных условиях. Бывают случаи, когда мелкие предприятия пользуются различными процедурами (в том числе процедурой банкротства), которые направлены на реструктуризацию долгов или невыплаты по обязательствам. Такие предприятия имеют шанс начать работать как бы с чистого листа, что ставит их в более выгодные условия. Кроме того, руководители предприятий по-разному относятся к работе с персоналом, к предоставлению социальных гарантий сотрудникам. Отсюда - разные экономические, а значит и рыночные условия. Необходимо, чтобы все находились в одинаковых условиях, только тогда можно было бы говорить о здоровой конкуренции на внутреннем рынке.

- Есть проблемы, которые мешают активизировать процесс перехода металлургического комплекса к высоким технологиям?

- Да. И они известны. В новой редакции налогового кодекса было введено рефинансирование предприятий самих в себя: существовала льгота на налог на прибыль для предприятий, которые занимаются модернизацией производства. Но в этом году льготу ликвидировали. И видите, что происходит: большую часть модернизации производства металлурги должны делать за счет собственных средств, а длинных денег у нас фактически нет. Радует, что на сегодняшний момент удалось убедить российское правительство в том, как важна для металлургов эта льгота. Поэтому со следующего года, вероятно, ее вернут. Появится источник средств, и тогда, думаю, более активно начнется переход к высоким технологиям. Ведь чем больше вкладываешь в модернизацию, тем больше реинвестируешь самого себя. Самая больная тема сейчас для отечественной металлургии, да и для всей промышленности - это отсутствие инвестиций. У нас нет денег или они очень дороги. И пока этот вопрос не решен. В принципе в стране деньги есть, но они почему-то не работают. Возьмите хотя бы Пенсионный фонд. Эти же деньги можно использовать. Иначе зачем они нужны? Казалось бы, инструменты для решения проблемы лежат на поверхности, но вопрос не решается. Кроме того, у нас есть еще и текущие сложности как у экспортеров. Например, невозврат НДС в установленные законом сроки.

- Металлургов пугает вступление в ВТО?

- На этот вопрос трудно ответить, потому что условия вступления России в ВТО до сих пор неясны. Во-первых, непонятны сроки. Во-вторых, сами условия, в том числе и для металлургии. Например, чтобы соответствовать требованиям ВТО, у нас не должно быть социальной сферы, так как это дополнительные затраты. Другой вопрос, можем ли мы себе позволить отказаться от содержания объектов социальной сферы. Конечно, нет, потому что за этим стоят люди, наши работники, и мы вынуждены брать на себя ответственность, которую в других странах берет на себя государство. Далее - стоимость на энергоносители. Какие требования по стоимости на энергоносители для производителей металлопродукции стран, входящих в ВТО? Вопрос сложный. Взять хотя бы Китай. Они практически вступили в ВТО, но сроки очень растянуты, и к тому же условия специфические. Например, металлургия у них дотируется из государственного бюджета и развивается, кстати, на сегодняшний момент, гигантскими темпами. В общем, нюансов много. И однозначно сказать: ВТО - это для нас плохо или хорошо, я бы не взялся. Одно понимаю: основная часть мира является членами ВТО. Та часть, которая фактически держит металлургический рынок мира. Так что мы там все равно быть должны.

- Много вопросов у металлургов сегодня вызывает объявленное президентом единое экономическое пространство с Украиной, Казахстаном и Белоруссией. На ваш взгляд, как это отразится на российской экономике?

- Любое объединение изначально подразумевает в какой-то степени общий минус. Потому что каждая страна по-своему выстраивала социальные, экономические взаимоотношения как внутренние, так и внешние. Например, в прошлом году руководство Украины дотировало металлургов на значительную сумму. Россия несравнимо меньше выделила средств на поддержание металлургического комплекса. Это изначально неравные условия. Вот и получается - одни правительства дотируют отрасль, чтобы продвигать продукцию на рынке, а другие этого не делают. И каждому остается выплывать самостоятельно. Поэтому сегодня необходимо понять, для чего происходит интеграция? Если в итоге это объединение даст эффект, значит, все правильно. Есть аргументы в пользу того, что нашим странам выгоднее быть вместе. Мы будем в выигрыше и за счет расширения рублевой зоны. Хотя, в ближайшее время, я думаю, минусов будет больше, чем плюсов.

Элла Бидилеева

Источник: Коммерсант-Урал

назад | версия для печати

переслать ссылку коллеге

Материалы сайта доступны по лицензии
Creative Commons «Attribution-ShareAlike» 4.0 International